В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

23
0

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Недавно в Курчатовском институте прошел масштабный научный форум, где обсуждались опыт и перспективы сотрудничества ученых из дружественных стран на пространстве Евразии.

Отметим, что соответствующий опыт накоплен благодаря успешным программам многостороннего сотрудничества, инициированными Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и программе Евразийской ассоциации поддержки научных исследований (ЕАПИ), учредителями которой выступили финансирующие науку организации России, Белоруссии, Монголии, Вьетнама, Киргизии и Армении.

С приветственным словом в начале этого совещания к его многочисленным участникам обратился председатель Совета РФФИ, доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН Владислав Панченко:

«Хочу поблагодарить вас за то, что вы нашли время приехать сюда и принять участие в нашем совещании, на этом научном форуме. У меня приятная, но затруднили миссия: я хотел передать приветствие и краткое сообщение от президента Курчатовского института Михаила Евгеньевича Ковальчука. Он сейчас находится в правительстве, ему не удалось приехать сюда раньше, и вот что он передал: 

«Уважаемые дамы и господа, коллеги, друзья! Разрешите приветствовать вас в Курчатовском институте, колыбели новейших исследований в самых различных научных областях. Символично, что тема сегодняшнего форума связана с евразийскими измерениями. В этом зале собрались представители дипломатического корпуса, международных организаций, ведущие российские и зарубежные ученые. В рамках программы форума предусмотрены две тематических сессии: «Научная дипломатия в евразийском измерении» и «Опыт и перспективы многосторонних исследований в евразийском измерении».

Нынешняя геополитическая обстановка говорит нам о важности совместных решений мировых и региональных научных задач со странами евразийского пространства. Практика научной дипломатии в сегодняшней Евразии становится крайне актуальной. На форуме планируется обсудить, какими видятся горизонты научной дипломатии на пространстве ЕАС и целый ряд других актуальных тем. Одно из центральных мест в научном аспекте евразийского измерения занимает Евразийская ассоциация организаций поддержки научных исследований и (ЕАПИ), учрежденная финансирующими науку организациями Армении, Белоруссии, Монголии, Киргизии и России. Хочется подчеркнуть особую важность подведения итогов многостороннего сотрудничества ученых в рамках ЕАПИ».

«На правах вице-президента Курчатовского центра, — продолжил Владислав Панченко, — я бы хотел добавить, что многие из вас успели познакомиться с рядом установок, представляющих наиболее актуальные исследования, которые проводится в Курчатовском институте, скажем, синхротроном и рядом станций, где производятся очень тонкие измерения констант различных процессов, без которых мы не можем прогнозировать поведение ни одной молекулярной системы, особенно сложных биологических структур. Так что здесь все это расшифровывается и измеряется. Также вы познакомились с работой мегапрограммы генетических исследований, в которой принимают участие целых три блока ведущих генетических организаций нашей страны. Я надеюсь, что эти установки произвели на вас достаточно хорошее позитивное впечатление. Добавлю, что все эти работы, как инструментально, так и, самое главное, идеологически, находятся на самом высоком уровне и практически не уступают установкам и уровням работ всех ведущих научных центров, которые нам известны».

В конце своего приветственного слова академик Панченко информировал участников научного форума о «знаменательное событии», которое накануне произошло в рамках Российской академии наук, а именно выборах нового президента РАН, которым стал академик Геннадий Яковлевич Красников.

«Я только что с ним разговаривал по телефону, в настоящее время Геннадий Яковлевич встречается с руководством страны и не может прибыть на наше мероприятие, но он шлёт вам самые наилучшие пожелания», — так закончил свое приветственное слово Вячеслав Панченко.

Ни для кого не является секретом, что в прошлом столетии именно Курчатовский институт сыграл ключевую роль в обеспечении безопасности нашей страны и развитии важнейших стратегических направлений, включая разработку и создание ядерного оружия, атомного подводного и надводного флотов, атомной энергетики страны. «Изначально организованный для создания ядерного оружия, Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» стал родоначальником множества уникальных технологий, научных направлений», — говорится на его сайте.

В Курчатовском институте был создан первый на территории Евразии ядерный реактор Ф-1, первая установка «токамак» (ТОроидальная КАмера с МАгнитными Катушками), первые источники питания для космических аппаратов, первый на территории СНГ специализированный источник синхротронного излучения.

Сказать, что нам, группе журналистов, повезло, что мы после соответствующих проверок побывали в этом уникальном историческом месте, закрытом, но прославленном научном центре, значит ничего не сказать! А с каким внутренним трепетом мы входили в подземное помещение, где находится тот самый «первый на территории Евразии уран-графитовый ядерный реактор Ф-1», тем более, что нас заранее предупредили о том, что здесь «местами узкие коридоры и низкие потолки»!..  

Именно здесь 25 декабря 1946 года прозвучали знаменитые слова Игоря Васильевича Курчатова: «Атомная энергия теперь подчинена воле человека». Именно здесь, на этом месте, было доказано, что теперь стала возможной управляемая цепная реакция. Этот самый первый на территории Евразии реактор-долгожитель проработал с 1946 по 2012 год, а потом был введен в режим окончательного останова. В 2016 году решением руководства института здесь был открыт объект, посвященный истории реактора Ф–1.

Примечательно, что с 1946 года реактор совершенно не изменился и, можно сказать, хорошо сохранился. Тут и уникальная кладка из 430 тонн чистейшего графита, сложенного в сферу, и 48 тонн урана, который по сей день находится внутри нее.

Кстати, в том же 2012 году руководство Курчатовского института поставило вопрос – либо мы разбираем реактор, либо сохраняем его, но уже у качестве объекта исторического наследия? Тогда было принято решение остановиться на втором варианте. Но при определенной модернизации и некотором финансовом вложении реактор можно запустить снова. То есть «наш дедушка», как любовно называют его в Курчатовском институте, прямой свидетель начала атомной эры, может снова начать работать.

В качестве исследовательской лаборатории, когда перед реактором не стоит задача выработка энергии, Ф-1 может проработать не один день, ведь топливо, которое находится у него внутри, может позволить функционаровать ему минимум 300 лет. Кстати, многие ветераны и преподаватели профильных вузов как раз и мечтают о том, чтоб реактор был запущен снова. 

А тогда, 26 декабря 1946 года, то есть на следующий день после пуска в реакторе цепной реакции, сюда приехал куратор Атомного проекта СССР Лаврентий Берия. Многие из его свиты думали, что цепную реакцию можно увидеть, потрогать, пощупать, то есть как-то прикоснуться к ней. Но представители властных структур услышали лишь банальные щелчки дозиметров. Примечательно, что многие тогда были даже возмущены, дескать, и что, это всё, а как вы можете доказать, что была цепная реакция?

Впрочем, Курчатов оставался спокоен и просто стал выводить реактор на разные мощности, что влекло за собой различную звуковую интенсивность. Так Берия с приближенными и слушали неповторимую музыку щелчков дозиметров. Так что госкомиссии ничего не оставалось, как довериться ученому и 28 декабря коллегиально подписать соответствующую записку на имя И.В. Сталина.

Когда мы, группа журналистов, были в подземелье, где установлен ядерный реактор, милая женщина-консультант сказала: «У нас есть примета: если положить руку на графитовую кладку, то можно даже загадывать желание – и оно непременно сбудется». Я так и сделал, и во мне еще сильней укрепилась уверенность в том, раз в России есть Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» и подобные уникальные институты, то всё у нас обязательно получится!

***                      ***                     ***

P.S. Скучающая вдовушка из замечательного советского фильма «Женитьба Бальзаминова» интересовалась — не слыхать ли на Москве разговору какого? А ведь действительно, до сих пор «на Москве» периодически возникают некие разговоры, например, о том, что реактор в Курчатовском институте якобы так «фонит», такая от него идет радиация, что жителям окрестных домов, и не только впору разбегаться по специальным укрытиям.

Вот и некоторые знакомые, узнав, куда я иду по редакционному заданию, стали категорически отговаривать меня от посещения Курчатовского института, а особенно того места, где находится ядерный реактор, потому что это «чревато сам знаешь чем». Но я все-таки пошел на эту, скажем так, экскурсию, не без трепета спустился в подземелье, задумчиво постоял рядом с сорока восемью тоннами урана, ласково и нежно потрогал графит, в котором хранится ядерное топливо, и, помню, тогда в полутьме даже подумал о бренности бытия…

Ну так вот – посещение этого места оказалось абсолютно не «чревато» и никак не повлияло на мои теплые отношения с противоположным полом. То есть всё экспериментальным путем было проверено буквально на себе! Что касается какого-то невероятного излучения, то все специалисты, ответственные люди, в том числе и ученые из Курчатовского института, сообщают, что радиационный фон в Москве в пределах нормы, то есть нормальный, рабочий.  

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Пожалуй, это самое популярное место Курчатовского института, находящееся не под землей.

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Этот эксперимент у того, у кого надо эксперимент!

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Какие исследования! А какие имена!!!

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

На схеме все достаточно просто. Для тех, кто понимает…

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

… а наяву просто захватывает дух!

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Результат — открытие имрового уровня!

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Такой неторжественный вход в подземелье, где размещен ядерный реактор с 48 тоннами урана.

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Мы уже спустились в подземелье. Надпись на экране впечатляет.

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Уникальная графитовая кладка защищает и женщин, и, что особенно ценно, мужчин.

В подземельях Курчатовского института, у ядерного реактора

Мероприятие прошло успешно.

                                                         Фото автора

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции